О процессе по делу пособников немецких оккупантов в Минводах

Пошло уже 75 лет после окончания Великой Отечественной войны, но память о тех трагических событиях все еще жива.

За годы войны, по официальным данным, Советский Союз потерял почти 27 миллионов человек. В это число входят как сражавшиеся на линии фронта, так и мирные жители, захваченные в плен и погибшие в немецких концлагерях.

Стоит отметить, что карательная политика немецких захватчиков была направлена не только против партизан, но и против мирных жителей. По политическому мотиву в первую очередь уничтожению подлежали коммунисты, сотрудники НКВД, а также советские активисты. По эт­ническому принципу истреблялось еврейское население, включая женщин и детей.

Для достижения этих планов на оккупированной территории работала целая сеть карательных структур, в которые входили, в большей степени, добровольцы из советских граждан, которые переметнулись к врагу.

На Кавминводы немцы вторглась в начале августа 1942 года. Вслед за частями 1-й немецкой танковой армии генерала Клейста сюда прибыли различные карательные и административные учрежде­ния, приступившие к оформлению структуры оккупационного режима.

Согласно сообщению краевой комиссии по установлению и рассле­дованию злодеяний немецко-фашистских за­хватчиков и их сообщников в пери­од оккупации на территории Ставропольского края было истреблено 31645 мирных советских граждан, из них около 25000 евреев, и 277 военнослужащих Красной армии. Для сравнения – количество жертв Холокоста составляло 19700 человек.

 мемориал

8 августа 1942 года в г. Минеральные Воды вошли немецкие войска. На следующий день здесь обосновалась ортскомендатура во главе с военным комендантом города майором Бартом. За несколько дней из местного населения был сформирован штат управления городской полиции. На­чальником управления полиции города был назначен Е. Ф. За­вадский, который в сентябре 1941 г. на фронте он попал в плен и встал после этого на путь измены Родине. Все прошедшее время предатель выс­луживался перед своими хозяевами и в 1942 г. в составе немецкой армии прибыл на Северный Кавказ. Гитлеровцев его кандидатура более чем устра­ивала, ведь Завадский был родом из этих мест.

Стараясь в очередной раз выслужиться Завадский бы­стро нашел себе помощников: К. Н. Науменко стал старшим полицейским и одновременно занял пост инструктора городской полиции. По его рекомендации был на работу П. И. Гришан, ранее дезертировавший из рядов Красной армии. Позже пришел Г. П. Божко, его назначили секретарем управления полиции, а старшим полицейским поселка им. Анджиевского — Т. Л. Тарасов. Переводчиком работал М. П. Габ, по прозвищу «кровавый Митька», этнический немец, гражданин СССР, еще в 1941 г. перешедший на службу к гитлеровцам в городе Николаев на Украине.

Именно эти шесть пособников немецких оккупантов обвинялись в истязаниях и массо­вых убийствах советских граждан.

За городом Минеральные Воды у быв­шего стекольного завода был выкопан противотанковый ров. Многие граждане, на которых донесли, отправлялись в «глубокий тыл на запад», но дорога их заканчивалась у этого противотанкового рва. Именно здесь расстреливали мирных жителей и их тела сбрасывались в ров, ставший братской могилой.

Долгие годы пособников искали сотрудни­ки Управления КГБ по Ставропольскому краю и в 1966 году эти поиски увенчались успехом – предателей арестовали.

О сложностях поиска предателей можно и не говорить. Например, история поиска М.П Габа. В январе 1943 г. он вместе с отступающей с Северного Кавказа немецкой армией оказался на Украине. Устроился работать переводчиком при дорож­но-строительном отделе в селе Михайловка Ни­колаевской области. Затем он сменил свое имя и фамилию и стал Дмитрием Габо­вым. С новыми поддельными документами в феврале 1944 г. он вступил в ряды Красной армии. После войны уехал в Сахалинскую область, где устроился работать завскладом. Предатель был уверен – здесь его не найдут, но просчитался. Спустя многие годы он был разоблачен.

А чего стоило чекистам найти и разоблачить Г.П. Божко. Он даже нанес на руку лагерный знак Освенцима и на суде утверждал, что полицейским он никогда не был, а был узником концлагеря и даже состоял в лагерном подполье. Вот только лагерный знак на его руке, согласно экспертизе, оказался поддельным, а историю о «героической» деятельности лагерного подполья помог развеять журналист А. Ф. Лебедев, автор книги «Солдаты малой войны», с помощью найденных документов.

Еще один предатель сменил фамилию после отступления немцев с Северного Кавказа. Был Е. Ф. Завадский, стал Е. Ф. Михайлюк. Под новой фамилией он вступил в ряды Красной армии, однако, ненадолго. Вско­ре дезертировал и занялся грабежами и раз­боем.

Следствие над этими предателями шло несколько месяцев. Следователи опросили сотни свидетелей, изучили тысячи документов, в том числе и немецких. Нельзя было упустить ни одну деталь, которая дала бы возможность обвиня­емым поставить под сомнение объективность суда Уголовное дело №27 составило 29 томов неопровержимых доказательств преступлений.

Суд шел 13 дней, с 31 января по 12 февраля 1966 г. с несколькими перерывами, вызванными ухудшением здоровья отдельных обвиняемых. Изменников Родины судил Во­енный трибунал Северо-Кавказского военного округа под председательством генерал-майора юстиции Г. Г. Нафикова. Государственное об­винение поддерживали заместитель военного прокурора Северо-Кавказского военного округа полковник юстиции И. В. Задорожный и помощ­ник военного прокурора подполковник юстиции А. Е. Дорогов. В качестве общественного обви­нителя на суде выступал пенсионер, бывший железнодорожник В. И. Белослудцев.

В ходе судебного процесса все шестеро об­виняемых были допрошены, были также за­слушаны свидетельские показания около 120 граждан, тщательно изучены несколько тысяч документов. в ходе работы суда были продемонстрированы два документаль­ных фильма — «Захватчикам не уйти от рас­платы» и «По следам фашистского зверя», снятые кинематографистами Азербайджана и Грузии в 1943 г., всего через несколько меся­цев после освобождения городов Кавказских Минеральных Вод от немецких оккупантов. Часть этих кинодокументов рассказывала, в том числе, и о преступлениях гитлеровцев и их пособников-полицейских, совершенных в городе Минеральные Воды. Обвиняемые уви­дели на экране следы своих зверств, когда де­монстрировалась эксгумация трупов их жертв, извлеченных из противотанкового рва у быв­шего стекольного завода.

Все эти 13 дней в зале суда присутствовали сотни людей, ведь многие были очевидцами тех событий и хотели своими глазами увидеть, как накажут предателей. Зал суда не вмещал такое количество людей и на площади перед зданием, где проходил суд, были установлены громкоговори­тели, транслировавшие каждое слово, которое звучало в зале. На оглаше­ние приговора немецким пособникам-коллабо­рационистам, который был вынесен 12 февра­ля 1966 г., пришли более 2000 человек.

Однако, только трое подсудимых признали свою вину: М. П. Габ, П. И. Гришан и Е. Ф. Завадский. Но каждый из них пытался оправдать свое участие в уничтожении советских граж­дан.

Остальные трое подсудимых, несмотря на убедительные доказательства всяче­ски отрицали свою вину. Особенно упорно и настойчиво это делали, как свидетельствуют материалы судебного процесса, К. Н. Наумен­ко и Т. Л. Тарасов. Причем, против них дали пока­зания даже их жены. Но такая тактика не помогла, всех троих приговорили к высшей мере наказания – расстрелу. К смертной казни также приговорили и признавших свою вину М. П. Габа и Е. Ф. Завадского. Только П. И. Гришан, благо­даря тому, что в годы войны воевал на фронте и получил несколько тяже­лых ранений в боях с врагом, был приговорен к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества и лишением всех наград и воинского звания.

минводы

Стоит отметить несколько особенностей прошедшего суда:

1.Это был первый на Ставрополье открытый суд над изменниками Родины, про­веденный только через 21 год после оконча­ния Великой Отечественной войны. К примеру, в Краснодарском крае такой первый открытый суд состоялся уже в ходе войны, в июле 1943 г.

2.Все шестеро подсудимых, являв­шихся в период оккупации Минеральных Вод сотрудниками городского управления полиции, обвинялись в преступлениях, совершенных в разные периоды существования немецко­го оккупационного режима и в отношении различных групп советских граждан. Они принимали активное участие в ис­треблении граждан еврейской национальности, привезенных из всех городов Кавминвод и умерщвлен­ных в период с 1-9 сентября 1942 г. в районе стекольного завода. Следовательно, эта акция имела этническую подоплеку и являлась од­ной из многочисленных зловещих составных частей Холокоста. Причем, Е. Ф. Завадский и М. П. Габ накануне, 30 августа 1942 г., принима­ли участие в совещании, которое в Минераль­ных Водах проводил начальник Пятигорского отделения службы безопасности СД-12 гаупт-штурмфюрер Винц. На этом секретном сове­щании был составлен план уничтожения всех евреев, находившихся тогда в городах Кавказ­ских Минеральных Вод: 1 сентября 1942 г. — в Минеральных Водах, 2 — 8 сентября — в Пяти­горске, Ессентуках и Железноводске, 9 сентя­бря — в Кисловодске. И именно Завадскому было поручено подготовить списки всех 500 евреев, проживавших тогда в городе.

В ходе расправы над еврейским населением полицейские с применением силы заталкивали обреченных на смерть лю­дей в немецкие «душегубки», в которых они погибали всего через несколько минут от уду­шения выхлопными газами (окисью углерода).

В этой связи отметим, что на Нюрнбергском судебном процессе над главными немецкими военными преступниками, который проходил в 1945-1946 гг., было сказано: «… с бесспорной очевидностью явствует, что массовое умерщвление людей «душегубками» впервые было установлено в Ставропольском крае». Речь шла об истреблении еврейского населения в районе города Минеральные Воды.

Одним из первых преступления немецких палачей и их пособников-полицейских рас­следовал в Минеральных Водах член Чрезвы­чайной Государственной Комиссии, писатель, академик А. Н. Толстой. Летом 1943 г. он при­ехал из Москвы специально для выявления многочисленных фактов истребления совет­ских граждан на Ставрополье. В частности, Толстой принимал участие в эксгумации трупов, извлеченных из противотанкового рва в районе стекольного завода. Позже он в этой связи отмечал: «Показаниями свидетелей и медицинским исследованием трупов можно установить, что для умерщвления немцы при­меняли, кроме расстрела, также удушение окисью углерода в герметически закрытых, специально для такого убийства построенных машинах.

Бывший проку­рор города Минеральные Воды В. Г. Окороков, также участвовавший в июле 1943 г. в эксгу­мации трупов, в своем выступлении на суде указывал: «У отдельных умерщвленных рот и нос были забиты землей, что свидетельствует о том, что часть жертв сбрасывалась в ров еще живыми. В отдельных местах противотанковой траншеи было сплошное залегание трупов. На 105-ти метрах рва слой трупов достигал полу­тора метров».

3.В середине декабря 1942 г. все обвиняемые участвовали в облаве, устроен­ной немцами для поимки разведывательно-ди­версионной группы «Месть», состоявшей из девяти советских десантников. В ходе скоротечного боя один боец был убит, а восемь были захвачены в плен. За­тем в ходе длительных допросов М. П. Габ не только выполнял роль переводчика, но и сам лично истязал пленных десантников.

4.Все обвиняемые в конце декабря 1942 г. принимали участие в аресте 17 советских граждан — руководящих работников Минераловодского железнодорож­ного узла, которых немецкие оккупанты аре­стовали по подозрению в принадлежности к партийно-советскому активу города. Затем в начале января 1943 г., согласно показаниям свидетельницы, К. С. Камышевой, полицейские и немецкие солдаты вывели их из тюремной камеры. М. П. Габ зачитал список арестован­ных, все 17 человек были погружены в автома­шины и вывезены за город к противотанковому рву. Здесь всех их расстреляли. Случилось это 8 января 1943 г., всего за три дня до освобо­ждения Красной армией города Минеральные Воды от немецкой оккупации. Свидетель расстрела дал свои показания на этом судебном. Таким образом, всем шестерым пособникам немец­ких оккупантов было предъявлено обвинение в непосредственном участии в аресте и убий­стве партийно-советских активистов, т.е. в пре­ступлении с политической подоплекой.

5.При подготовке материалов данно­го суда и затем в ходе его работы следователи и судьи обращались для дачи свидетельских показаний к бывшим пособникам немецких ок­купантов, полицейским, ранее уже отбывшим наказание за свои преступления. Они в 1942 г. здесь же, в Минеральных Водах, принимали участие в карательных акциях против советских граждан вместе с сидевшими теперь на скамье подсудимых. В качестве свидетелей давали показания и бывшие «пассивные» коллаборационисты, служившие в оккупационных немецких органах власти в г. Минеральные Воды, но не ули­ченные в совершении тяжелых преступлений. В этой связи интерес представляет по проше­ствии уже более 20 лет после окончания Вели­кой Отечественной войны отношение к ним со стороны других советских граждан.

Кроме того, следует отметить, что в ходе работы Военного трибунала, дру­гие подсудимые активно свидетельствовали против своего же бывшего полицейского-сослу­живца, пытаясь переложить вину за преступления на других. К примеру, М. П. Габ, давая показания, в самом начале судебного процесса утверждал: «Я лично видел, как Тарасов стрелял в безо­ружных людей».

6.Двое из шести обвиняемых ранее уже были осуждены Военными трибуналами за измену Родине, т.е. по пункту 1-му статьи 58-й Уголовного кодекса РСФСР. Г. П. Божко получил 5 лет лишения свободы, а К. Н. На­уменко — 25 лет. Но оба они тогда скрыли свою службу в полиции и преступное участие в массовом уничтожении мирных советских граждан, а также военнослу­жащих Красной армии в городе Минеральные Воды в 1942-1943 гг. Поэтому оба прежних приговора были отменены ввиду возникших новых фактов и данных об их преступлениях.

Работа Военного трибунала Северо-Кавказ­ского военного округа по осуждению немецких пособников, проходившая в начале 1966 г. в городе Минеральные Воды, подробно осве­щалась на страницах местных средств массо­вой информации. В краевых газетах журналисты практически ежедневно публиковали статьи о подготовке и ходе этого судебного процесса. Они, сообщали читателям о предъявленных бывшим полицейским обвинениях, основан­ных на показаниях очевидцев и свидетелей их преступлений, приводили конкретные факты карательных действий, пыток и расстрелов, в которых все шестеро обвиняемых принима­ли непосредственное и активное участие. На страницах газет помещались также фотогра­фии из зала суда и фотоматериалы периода Великой Отечественной войны, имевшие пря­мое отношение к данному судебному процессу.

Широкий общественный резонанс этого судебного процесса нашел также свое отра­жение в многочисленных воспоминаниях, ко­торые оставили жители Минеральных Вод и их окрестностей, являвшиеся в 1942-1943 гг. свидетелями преступлений бывших полицей­ских. Эти свидетельства собирались в первую очередь для усиления на суде доказательной базы против пособников оккупантов. Вместе с тем, такие воспоминания записывались и после завершения работы Военного трибуна­ла. В частности, для пополнения экспозиций и фондов местных музеев, рассказывавших о событиях Великой Отечественной войны.

Такие материалы позже активно использо­вались в проведении военно-патриотической работы среди молодежи, в краеведческой ра­боте, в написании книг, очерков, статей о со­бытиях минувшей войны.

Широкий общественный резонанс этого судебного процесса проявился также через многочисленные отклики советских граждан, направлявших свои полные трагизма письма, воспоминания, требования беспощадно пока­рать палачей в редакции краевых и местных газет. Это тот случай, когда можно утверждать, что такие материалы явились ре­зультатом глубоких душевных переживаний и страданий. Для многих авторов этих посланий, прежде всего ветеранов Великой Отечествен­ной войны, они были вызваны воспоминания­ми о минувшей войне, о гибели своих однопол­чан, родных и близких людей.

Судебный процесс над пособниками немец­ких оккупантов, проходивший в городе Мине­ральные Воды в 1966 году, стал своеобразной точкой отсчета для продолжения работы по вы­явлению коллаборационистов, совершивших свои преступления на территории Ставрополь­ского края в 1942-1943 гг. Он наглядно показал, что время не властно над людской памятью, что историческая справедливость восторжествует и виновные понесут заслуженное наказание.

Загрузка...

Предыдущая запись

Следующая запись

Оставьте комментарий