На страже здоровья кисловодчан

Признаюсь честно, я, как и вы, дорогой читатель, не любитель больниц. Дело даже не в страхе перед коридорами, выкрашенными в унылые цвета, а в отношении людей в белых халатах: для большинства из них мы, увы, назойливые мухи, которые машут перед ними талончиками и требуют к себе внимания. здоровья Разумеется, есть и исключения из правил, внимательные, располагающие к себе специалисты, с одним из которых меня свела судьба. Сидя в коридоре перед кабинетом №345 и покорно ожидая своей очереди, предвкушая, как меня сейчас, словно мячик, будут футболить из кабинета в кабинет, выпишут капли в нос и отпустят восвояси, я и представить не могла, как сильно я ошибалась и с каким уникальным человеком меня ждет встреча. Сергей Оникович Гюсан – врач-оториноларинголог Кисловодской городской поликлиники №2, мой сегодняшний собеседник.

– Здравствуйте, Сергей Оникович. Первый вопрос будет банален, но без него не обойтись: почему вы решили стать врачом?

– Здравствуйте, Юлия. Ответ на ваш банальный вопрос очень прост: я пошел в медицину вслед за братом (Арсентий Оникович Гюсан – заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук ​– прим. корр.). У нас большая разница в возрасте: когда я пошёл в первый класс, он поступил на первый курс медицинского университета. Он служил мне своего рода путеводной звездой: отличник в школе, закончил вуз с красным дипломом. Еще в начальной школе, помню, стал интересоваться книгами по анатомии, физиологии, которые брат читал по учёбе. Так и сам загорелся…

–Вас не обижало постоянное сравнение «а вот твой брат-отличник…»?

– Зависти не было. Да и я был не хуже него (улыбается). Из-за не столь распространенной фамилии многие профессора в институте помнили студента Гюсана-старшего. А я, как младший, до сих пор стараюсь «держать марку» и не позорить фамилию.

– Но все же окончательно подражать старшему брату вы не захотели и в профессуру не пошли. Не жалеете?

– Ни разу не жалел. Мне посчастливилось побывать на защите кандидатской диссертации моего брата Арсентия в Боткинской больнице в Москве. Дело было в далеком 1980-м году. Я тогда учился на третьем курсе института, помимо оториноларингологии интересовался акушерством и защиту диссертации серьезно не воспринимал. До сих пор вспоминаю, как человек тридцать серьезных «дядек», профессоров, буквально рвали брата на куски, стараясь завалить вопросами, и с каким азартом он им отвечал, а они, в свою очередь, снова его валили… Словом, именно тогда я решил, что наука – это не мое. В конце концов, кто-то должен быть обычным практикующим врачом, увлеченным наукой: я не стою на месте – читаю много профессиональной литературы, часто бываю на съездах. Не могу сказать, что я что-то где-то недобрал.

– 27 лет вы работаете в городской поликлинике. Не возникало желания уехать в большой город?

– Мне нравится Кисловодск. Как бы банально это не звучало, это мой родной город, в котором я родился и вырос. Я не жил здесь пятнадцать лет – получал высшее образование, и, лишь вернувшись, понял, как я скучал. Я люблю мой город, люблю его теплый климат, жителей, многочисленных гостей курорта, приезжающих из разных точек моей огромной Родины!

– С удивлением узнала, что вы не только замечательный врач, но и опытный преподаватель. Сергей Оникович – строгий педагог?

– Больше 30 лет читал лекции в различных учебных заведениях: в черкесском колледже, в ставропольском мединституте, дольше всего – в колледже Кисловодска. Я по натуре мягкий человек, поэтому поддерживать имидж строгого профессора в очках было сложно.

Я всегда старался передать свою любовь к делу, несомненно, профессионализм, жажду знаний, стремление к постоянному движению вперед и, конечно же, научить состраданию к больному человеку…

– А возможно ли «научить состраданию»?

– Я уверен, что возможно! Я точно знаю – этому надо учить студента, об этом надо постоянно говорить. И тогда не будет никогда такой ситуации, о которой вы, Юлия, рассказывали. Чёрствость, равнодушие человека в белом халате… Что может быть страшнее для человека, жаждущего помощи. Всегда советую своим студентам прочитать чудный чеховский рассказ «В аптеке».

– Большинство ваших бывших студентов вспоминают о вас с теплотой. Вам нравилось работать с молодежью?

– Интереснее всего было работать с «вечерниками»: как правило, это уже взрослые люди, которые точно знают, чего они хотят и зачем им медицинское образование. В любом случае, я не вел лекции как пономарь: стоять за кафедрой и озвучивать учебник не в моем стиле. Я любил делиться практическим опытом, своими наработками. Мои любимые студенты – те, которые умели слушать. Считаю, я успешно справился с работой преподавателя. До сих пор мне передают приветы из всех уголков России: значит, удалось чем-то запомниться.

– Ваши сыновья пошли по вашим стопам?

– Старший сын никогда не хотел быть врачом, он программист. А младший – главный детский лор-врач Кисловодска.

– Вы предложили ему эту профессию, или он сам выбрал?

– Это только его решение. Я сам удивился: он полностью повторяет мой путь, даже некоторые фразы из моего лексикона использует! Ему очень важно услышать мое одобрение, посоветоваться со мной. Как отцу, мне очень лестно такое отношение.

– За то время, что я сижу в вашем кабинете, к вам постучалось как минимум 5 человек. Представляю, сколько пациентов вы «обслуживаете» за день. Что вы чувствуете, когда рабочий день закончен?

– В первую очередь хочу сказать, что не люблю глагол «обслуживать». Многие пациенты, жалуясь на длинную очередь в кабинет, нервничают: «Мы получили талон! Вы обязаны нас обслужить!». Обслуживают в ресторане, а врач пациентов принимает. Что касается вашего вопроса: когда рабочий день закончен… я, как многие люди, иду домой, отдыхаю, только не как все, продолжаю думать о тех, кого лечу. Физически тяжело переносить такое количество людей. Пытаешься каждого выслушать, каждому помочь… Хочется, чтобы человек услышал тебя, объяснить человеку, чем он заболел, почему это случилось и, самое главное, как вылечить этот недуг. Это для меня важно.

– Удается ли отдохнуть от сумасшедшего графика?

– Если не уезжаю из города, то я каждый день на работе. Как правило, в выходные дни тоже. Две недели в году пытаюсь вырваться и поменять обстановку хотя бы на какое-то время.

– Вы любите путешествовать?

– Люблю. Объездил всю Россию. Был в Украине, Белоруссии, Закавказье, Прибалтике, Средней Азии, в Европе: Чехии, Испании… Даже в Турции успел побывать.

– Если бы вы стали президентом России, что поменяли бы в первую очередь?

– Систему образования. На мой взгляд, общество больше всего страдает от недоученного молодого поколения. А мы ведь не вечные, на подходе молодые юноши и девушки, которые почему-то не очень заинтересованы в уровне своего образования.

– А медицина?

– Я застал еще советскую медицину, когда отношение к врачам было намного лучше, чем сейчас. Нас считают сферой обслуживания, что абсолютно неправильно.

Сергей Оникович вернулся к своим пациентам, а я вышла в коридор и под недовольное шипение ожидавших в очереди принялась плутать по коридорам поликлиники, которые хуже лабиринта Минотавра в сто тысяч раз. Я все думала о том, какие все-таки искренние, открытые люди нас окружают. Стоит только поближе их разглядеть.

Юлия Зубцова

 

Предыдущая запись

Следующая запись

Оставьте комментарий