Парк для всех

965,8 гектаров, 100 км дорожно-тропиночной сети, более шести миллионов посетителей. Все это про Национальный парк «Кисловодский». 

Обсуждаем итоги года уходящего с директором одного из самых посещаемых парков заповедной системы России, Дмитрием Сергеевичем Науменко.

парк
Дмитрий Сергеевич Науменко

 – Дмитрий Сергеевич, под каким «знаменем» прошел 2021-й год в Национальном парке «Кисловодский»? Были ли прорывы?

– 2021-й год прошел, в первую очередь, под девизом «Хочется, как раньше». Правда, не всегда получалось. Но на самом деле надо понимать, что не стоит бороться с современными реалиями, надо просто научиться с этим жить – никуда это не денется. 

Вся деятельность Парка в этом году направлена на то, чтобы вернуть показатели 2019 года – по количеству посетителей, по качеству и объему оказываемых услуг, по возвращению событийных мероприятий.

– Пандемия повлияла на каждую сферу по-разному. Именно на вас как она отразилась?

– У нас была огромная «просадка». 2020-й год – это была полная катастрофа. Мы «просели» по всем направлениям. Напомню, почти 3 месяца был закрыт парк, около 4-х не работал Визит-центр, не работали экскурсии. Мы позакрывали все социальные проекты. Они, конечно, не дают денег, но это увеличивает посещаемость – это наш имидж. «Музыка в парке», «Йога в парке», «Зарядка в парке» – все было закрыто.

В прошлом году также не проводился Кавказ RUN – это большое событийное мероприятие не только для парка, но и для Кисловодска в целом. В забеге участвует, например, 1000 человек, а приезжают 3000-3500. Это сопровождение, родственники, группа поддержки. И все эти люди останавливаются в гостиницах, едят в ресторанах, делают покупки. И приезжает большинство не только на соревнования, но и с целью отдохнуть, посетить достопримечательности. Люди специально подгоняют свой отпуск под это мероприятие. Это событие не столько про спорт, сколько про туризм.

Сейчас ситуация выравнивается. Например, по состоянию на первое октября парк посетило 2,1 миллиона человек, а в 2019-м году было 1,5 миллиона. Связано это в первую очередь с закрытыми границами, работает внутренний туризм. Бронируют санатории и в апреле, и даже раньше. Увеличенная нагрузка видна по многим направлениям: по посещению Нарзанной галереи, по количеству людей в парке, по объему вывозимого мусора и т.д.

– Многие благодарны за ремонт станций канатной дороги, но ожидали и новые вагончики. В планах не было их замены?

– Новые вагоны будут. Пока происходит задержка поставки со стороны фирмы - победителя аукциона. Сроки сдвинулись из-за пандемии. К слову, этот же поставщик делает вагончики и для пятигорской канатной дороги. Но там коммерческий контракт, и он был заключен немного раньше. Сейчас мы обратились в суд, но не для расторжения контракта, а для ускорения выполнения заказа. Новые вагончики нам нужны, но если суд обяжет расторгнуть контракт с подрядчиком, у нас проработан альтернативный план.



– В Национальном парке, как и во всей России, две беды – «дураки и дороги». Поговорим о первой. Парк является точкой притяжения огромного количества людей. И каждый находит здесь что-то свое. Спортсмены бегают, метают копья, занимаются спортивным ориентированием. Туристы осуществляют пешие прогулки, посещают кафе и достопримечательности. Другие катаются на велосипедах, скейтах, самокатах и иных средствах индивидуальной мобильности. И каждый считает свое «дело» главным, и нередки случаи конфликтов, когда узкую дорожку не могут поделить. На ваш взгляд, для чего, в первую, очередь предназначен Парк?

– В 2017-м году мы приняли концепцию – «Парк для всех». Наша целевая аудитория широкая и разнообразная, и каждый может найти для себя то занятие, которое ему по душе. Но при этом посетители должны относиться с уважением к окружающим – это вопрос воспитания. Наша же задача сделать так, чтобы вся целевая аудитория чувствовала себя на территории парка комфортно. Есть пешеходные дорожки, есть специально выделенные велосипедные. Вопрос в том, как люди этим пользуются. 

Если говорить о конфликтах, которые периодически появляются в социальных сетях, то нужно понимать, что не все люди ведут себя плохо. Таких на 1000 посетителей приходится всего 2-3. Просто никто не показывает в Инстаграме добропорядочное поведение, все хватаются за конфликт, как более интересный инфоповод. В любом случае, нужно время для того, чтобы люди привыкли – у каждого посетителя парка есть права и обязанности.

Этим летом, например, с электросамокатами в парке было «жарко». Очень много пострадавших, причем и детей, и взрослых. Травмы от легких ушибов и ссадин до переломов конечностей. Ждем каких-то решений на законодательном уровне. Думаю, со временем и эту проблему получится решить.

– Коллектив Парка постоянно занимается благоустройством территории – это заметно даже невооруженным взглядом. Но часто вам приходится сталкиваться с вандализмом и с абсолютно «варварским» поведением людей. Насколько сильно выбивает это морально? Заложены ли финансовые средства на компенсацию подобных случаев? 

– Себе и всем коллегам, работающим с людьми, рекомендую относится к этому терпимо. Раньше я очень остро на это реагировал, но надо набраться терпения. Пройдет время, и к нашей работе начнут относиться с уважением. Опять-таки, если говорить о цифрах – сколько актов вандализма произошло в парке за последний год? Около десяти: сломанные скамейки, урны и т.д. При этом парк посетило два миллиона человек. Это доказывает то, во что я верю. Люди будут относиться ко всему бережнее. Статистика говорит сама за себя. Параллельно с этим, у нас каждый год модифицируется система видеонаблюдения. Мы ее дополняем теми участками, которые первоначально не попали в поле зрения, но нуждаются в наблюдении. 

Что касается затрат, то все подобные случаи попадают под «текущее содержание». Например, лавки каждый год надо ремонтировать. В этот год мы одну часть отремонтируем, на следующий – другую. Фонари тоже нужно красить, и лампочки перегорают. У нас имеется свой инженерно-ремонтный отдел, и все мелкие работы, не связанные с техническими процессами, мы выполняем своими силами.

– Еще один острый вопрос касается дорог. Туристы и местные жители часто жалуются, что после дождя тяжело ходить по терренкурам с красным песком, который во многих местах вымывается, образуя канавы. Есть и проблема с водоотведением. Это дело в качестве песка или в самой технологии? Есть ли техническая возможность этого избежать?

– Учитывая перепад высоты в парке, эта проблема неизбежна. Мы работаем над этим вопросом. Где-то появляется плитка, где-то – асфальт. С песком тоже экспериментируем, подбираем различные строительные смеси и разный песок. Вроде бы подобрали наиболее подходящий, и пока то, что мы применяем, показывает лучший результат. Та технология, которая была избрана, подразумевает, что в межсезонье некоторые дорожки становятся малопроходимыми.

К слову говоря, сады в Санкт-Петербурге посыпаны таким же песком, и весной, когда все начинает таять, сад просто закрывают на просушку. Так и пишут – «Закрыт на просушку». А технология там та же, что и у нас, но мы парк не закрываем. Стараемся очищать дорожки терренкура, чтобы они меньше в себя впитывали, для этого у нас и техника есть специальная.

– Год текущий подходит к концу. Поговорим о планах на 2022-й год. Какие приоритеты и новые открытия ждут гостей парка?

– Анонс планов на новый год мы дадим где-то в конце января, потому что нам некоторые позиции надо согласовать с Министерством.



– Ваши шаги по развитию парка не встречают сопротивления? Планы по развитию исходят от вашего коллектива или «спускаются» сверху?

– Я скажу так: каждое частное мнение имеет место быть. В целом, все, что мы делаем, воспринимается положительно, с пониманием. Что касается второго вопроса, то это коллегиальная работа. И я бы не назвал это именно «развитием». Это же памятник и особо охраняемая природная территория. У нас первоочередная задача – сохранить природу, сохранить культурное наследие, сделать пребывание людей на территории парка комфортным. 

Сделать из нашего парка центральный парк культуры у нас не получится. Тем не менее, мы стараемся создать определенные «островки активности», чтобы наши посетители могли там с удовольствием провести время. Когда-то мы даже выходили с инициативой поставить колесо обозрения в парке. Это была не наша идея и не Министерства – это была инициатива от бизнеса. На этот вопрос можно посмотреть по разному. Например, раньше, до 1970-го года, колесо обозрения стояло в парке. Но на сегодняшний день это сделать не представляется возможным. Потому что колесо обозрения – это объект повышенной опасности. Это стало невыполнимой задачей ввиду законодательных ограничений.

– Для осуществления любой работы требуются люди и средства. Хватает ли Национальному парку материально-технической базы? Насколько укомплектован штат?

– У нас штат укомплектован почти на 100%. Иногда требуются узкопрофильные специалисты из области науки, и тогда мы выходим из положения тем, что обращаемся к своим коллегам из других национальных парков, где есть такие специалисты. И уже совместно выполняем такие работы. 

Сейчас испытываем небольшую потребность в работниках зеленого хозяйства. У нас очень много работы, но она, как правило, одинаковая и монотонная, и для того, чтобы был результат, ее надо постоянно делать. Вот некоторые говорят: «деревья пилят не в то время и не в том месте». Такое просто исключено. В парке есть цех «малой механизации», их работа расписана на весь год. Осенью, зимой и ранней весной – это уборка аварийных деревьев и «сорного подростка». Как только поднимается первая трава и до середины сентября, когда активный рост травы прекращается, у нас этот цех ничем, кроме покоса травы, не занимается. Чтобы вы понимали, у нас Долину роз за сезон косят в среднем 15 раз. Весной в парке появляется борщевик, и все силы бросаются на его уничтожение.

– Я, как человек, проживающий в Кисловодске, уверен, что наш Парк – самый лучший! Но может есть места, которые могу служить ориентиром даже для Национального парка «Кисловодский»?

– Я могу сказать следующее: особо охраняемая природная территория (ООПТ) Национальный парк «Кисловодский» из всей этой канвы выбивается. В России почти 140 федеральных ООПТ. Несмотря на то, что Национальный парк «Кисловодский» – это самая маленькая ООПТ, но она и самая посещаемая. Мы входим в «топ-три» по посещаемости. Мы полностью со всех сторон окружены городом, у нас очень большое количество входов. Поэтому, наш ориентир – не другие национальные парки и заповедники, а наш ориентир, в первую очередь, посетители. И наша задача сделать комфортным пребывание посетителей на нашей территории, чтобы возникло желание сюда вернуться.

– Благодарю за беседу. Есть что-то, что хотелось бы сказать читателям напоследок?

– От всей души поздравляю Вас с наступающими Новым 2022-м годом и Рождеством! Мы все в предвкушении дней, наполненных самыми светлыми чувствами и надеждами на добрые перемены. Уверен, Ваш 2021-й год был насыщен важными событиями, яркими победами и достижениями. Пусть наступающий год оправдает все ваши мечты и ожидания, откроет новые перспективы, станет годом профессиональных успехов и творческих начинаний!

Желаю всем счастья, мира, благополучия и процветания!

Беседу вёл Иван ГРИБОВ.
 
Загрузка...

Предыдущая запись

Следующая запись

Оставьте комментарий

тринадцать − 9 =