Как выглядит изнанка расширенной ответственности производителей

Концепцию расширенной ответственности производителей (РОП) власти утвердили в феврале. Со следующего года все производители и импортеры должны обеспечить 100% утилизацию своей упаковки. Но нынешняя система РОП несовершенна. Почему бизнес сомневается в успехе реформы — в нашем материале.

мусор
Сотрудники оператора по вывозу и утилизации твердых коммунальных отходов «Эколайн» во время сортировки мусора

С 2022 года производители и импортеры товаров должны будут утилизировать 100% выпущенной упаковки. При невозможности самостоятельной переработки бизнесу придется платить экологический сбор. «Дорожную карту» по реализации новой концепции расширенной ответственности производителей (РОП) правительство утвердит до 15 февраля 2021-го. Plus-one.ru узнал у представителей бизнеса, что они о ней думают.

1. Каковы главные плюсы и минусы новой концепции РОП?

Василий Фокин, руководитель направления устойчивого развития Danone в России и СНГ

«Как экологически ответственная компания, Danone еще с 2016 года в полной мере исполняла РОП. Но ее концепция потребовала пересмотра, когда регулятору стало сложно контролировать исполнение РОП и сбор отходов. В новой концепции установлены механизмы повышения собираемости с помощью информационных систем, которые будут прослеживать цепочки образования и движения отходов. Сейчас трудно представить, как это будет реализовано. С 2022 года норматив станет существенной нагрузкой на предприятия. Безусловно, 100% — справедливая цель, но переход за один год с 20% до 100% при одновременном повышении ставок — слишком серьезное испытание для рынка, производителей и потребителей».

Елена Вишнякова, заместитель генерального директора Группы компаний «ЭкоЛайн»

«Новая концепция РОП предполагает, что производители смогут самостоятельно выстраивать механизм реализации ответственности, создавая собственные мощности и проекты по утилизации или заключая договоры с перерабатывающими предприятиями. Однако рециклинг упаковки невозможен без ее сбора и сортировки, причем процессы эти должны вписываться в существующую инфраструктуру. Весь поток упаковки проходит через контейнерные площадки у жилых домов и оказывается в распоряжении компании-оператора, которая вывозит их, а затем обеспечивает выборку вторсырья.

В процессе сортировки операторы отбирают полезные компоненты с устойчивой схемой переработки. Только они могут сформировать систему прозрачной отчетности „от контейнера до переработки“ — с реальными объемами и составом вторсырья, данными по отгрузкам на перерабатывающие предприятия.

Поэтому наряду с перерабатывающими предприятиями объектами целевой поддержки в рамках РОП обязательно должны быть те, кто физически собирает вторичные материальные ресурсы (ВМР), переводит их из категории отходов в категорию товара. Возможность же обеспечить и подтвердить эффективность цикла утилизации, легальность ВМР и сам факт сокращения потока отходов за счет переработки могут лишь региональные операторы, крупные компании-перевозчики и операторы сортировочных комплексов по переработке отходов».

Павел Рудась, исполнительный директор Ассоциации производителей и импортеров «РусПРО»

«Новая концепция содержит правильные тезисы о целевом направлении собранных средств экосбора на создание новых мощностей по сортировке и утилизации. Вместе с этим в документе есть фискальный „крен“, завышены единовременные требования к бизнесу, которые не могут привести ни к чему, кроме роста квази-налоговых платежей, и в конечном счете к росту цен на продукты. Создается впечатление, что основная цель концепции — это собрать больше денег, а не отходов.

Сегодня все признают несовершенство системы администрирования РОП. На государственном уровне пока нет адекватной системы учета мощностей переработки: где и сколько отходов можно переработать, как и нет возможности точно оценить их объем и состав. Проблему должна была решить федеральная схема по обращению с отходами — отрасль ждет ее уже год.

Пока, по официальным данным, на переработку уходит не более 7% всех отходов. Нам — ассоциациям, бизнесу и государству — нужно повышать объемы утилизации, однако текущее регулирование РОП едва ли к этому мотивирует: бизнесу дан сигнал „плати“, а не „утилизируй“. Вместо развития инфраструктуры сбора и переработки есть опасность скатиться к „освоению“ мусорных бюджетов».

Ирина Антюшина, директор по устойчивому развитию бизнеса и корпоративным отношениям Unilever в России, Украине и Беларуси

«Инфраструктуры сбора, разделения и высокотехнологичной переработки для исполнения 100%-го норматива РОП в России пока нет. Еще при обсуждении новой концепции представители индустрии единогласно выступали за то, чтобы двигаться к нему поэтапно. К сожалению, нас не услышали.

Наша компания поддерживала включение в процесс производителей упаковки. Мы заинтересованы в использовании вторичного сырья в упаковке наших товаров. Однако поставщиками такие шаги воспринимаются не как бизнес-необходимость или часть стратегического развития, а просто как наша прихоть или дань моде. Их участие в реализации РОП могло бы послужить стимулом к более активному производству упаковки из вторсырья и совершенствованию бизнес-моделей. Но такая возможность была упущена.

Мы считаем важным сохранить возможность засчитывать использование вторсырья в упаковке как исполнение РОП. Сейчас этого пункта нет в концепции, и его отмена может серьезно демотивировать производителей, которые инвестируют в закупку и использование вторсырья.

Из положительного можно отметить дифференцированный подход к материалам товаров и упаковки: чем менее „экологичен“ товар или упаковка, чем труднее его переработать, тем выше должна быть ставка утилизации. Мы долго отстаивали эту возможность. Но для многих компаний такой подход станет дополнительным вызовом. С другой стороны, это ускорит переход к более пригодным к переработке материалам и позволит избежать ситуаций, когда компания собирает ПЭТ или ПНД, чтобы отчитаться за свои объемы полистирола (этот вид пластика трудно и дорого утилизировать, хотя в России есть предприятия, которые перерабатывают его. — Прим. Plus-one.ru). Раньше этой дифференциации не было».

К сожалению, некоторые спикеры затруднились ответить на все вопросы Plus-one.ru

2. Как скажется на реализации РОП отмена возможности утилизировать отходы посредством создания отраслевых ассоциаций?

Павел Рудась, исполнительный директор Ассоциации производителей и импортеров «РусПРО»

«На самом деле, не до конца понятно, какая роль отведена таким ассоциациям в новой концепции. В одном месте предлагается полностью исключить их из системы РОП, в другом — говорится, что ассоциации можно создавать. Кстати, исключение возможности их создания противоречит Гражданскому кодексу РФ и закону об НКО.

Жаль, что бизнесу надо будет тратить много сил и времени, чтобы доказывать очевидные вещи и изобретать велосипед. Ассоциации производителей и импортеров являются основным способом исполнения РОП в таких странах Европы, достигших наиболее впечатляющих показателей по утилизации отходов (более 70%), как Дания, Бельгия, Нидерланды, Германия».

Ирина Антюшина, директор по устойчивому развитию бизнеса и корпоративным отношениям Unilever в России, Украине и Беларуси

«Несмотря на то, что ряд компаний предпочитает исполнять РОП самостоятельно, работа через отраслевые ассоциации — давно существующая практика, зарекомендовавшая себя во многих странах. Полностью вычеркивать ее из регулирования нецелесообразно, особенно когда инфраструктура в стране не готова к реализации 100%-го РОП на всех ее этапах. Возможность объединить усилия нескольких производителей могла бы сыграть на руку ее развитию. Надеюсь, что до принятия фактических изменений в законе регулятор прислушается к мнению индустрии и не будет лишать ее возможности работать через ассоциации».

3. Что выгоднее для компаний: заключать прямые договоры с утилизаторами, перерабатывать отходы на собственных мощностях или платить экосбор?

Ирина Антюшина, директор по устойчивому развитию бизнеса и корпоративным отношениям Unilever в России, Украине и Беларуси:

«Задавшись вопросом, как сделать уплату экосбора непривлекательной опцией исполнения РОП, регулятор решил прагматично: сделать экосбор в два раза дороже. Видимо, предполагается, что 100% самостоятельный РОП будет казаться бизнесу не столь страшной перспективой, как 200% экосбор. Но мне, например, неизвестны производители товаров в России (по крайней мере, среди представителей крупного бизнеса), обладающие развитыми мощностями по переработке.

Если ассоциации все-таки будут упразднены, весьма вероятно, что значительная часть рынка вернется к прямым контрактам с переработчиками. Однако если при предыдущих нормативах утилизации практически каждый эксперт говорил, что перерабатывающие мощности в России серьезно недозагружены, то хватит ли их сейчас для удовлетворения нужд на фоне резко возросших обязательств?»

Павел Рудась, исполнительный директор Ассоциации производителей и импортеров «РусПРО»

«Введение 100%-го норматива утилизации упаковки уже с 2022 года — самый наглядный индикатор фискального крена концепции. Если компания выбирает уплату экосбора, а не самостоятельную утилизацию, предлагается применять „удвоенный норматив“. Никто из экспертов не понимает, как это должно работать, ведь нарушается один из базовых правовых принципов, — недопустимость повторного привлечения к ответственности за одно и то же нарушение. Концепция рассматривает экосбор как некий „штраф“ за то, что компания не выполняет утилизацию самостоятельно. Такой подход сильно снижает мотивацию бизнеса к развитию проектов в области РОП».

4. Как новые правила реализации РОП отразятся на потребительских ценах и конкуренции?

Ирина Антюшина, директор по устойчивому развитию бизнеса и корпоративным отношениям Unilever в России, Украине и Беларуси:

«Мы в Unilever — не сторонники того, чтобы немедленно перекладывать расходы на исполнение нового регулирования на плечи потребителя. Наоборот, тянем как можем, стараясь находить внутренние резервы. Но сейчас переход предстоит довольно резкий, и пока нет однозначного ответа на ваш вопрос. Тем более, что не все положения концепции пока закреплены нормативно.

Безусловно, чем ниже цена единицы товара, тем скорее потребитель увидит эти изменения в цене на полках магазина. Здесь в качестве примера можно привести регулирование по маркировке товаров контрольными идентификационными знаками. Цена такого знака — 50 коп. — одинакова и для шубы стоимостью несколько сотен тысяч рублей и для порции мороженого стоимостью менее 100 руб. Это совершенно неравноценные вещи.

Но если верить риторике регулятора, изменения направлены как раз на повышение конкуренции и ликвидацию „серой зоны“. Думаю, вся индустрия будет с интересом наблюдать, как именно это будет происходить».

Plus-one.ru также обращался к компаниям Ferrero, H&M, IKEA, L’Oreal, Macdonald’s и Nestle, однако их представители отказались комментировать новую концепцию РОП.

Загрузка...

Предыдущая запись

Следующая запись

Оставьте комментарий

три × 2 =