О душах живых и ‘мертвых’

к 167-летию со дня смерти Николая Васильевича Гоголя (1809-1852)

«Знаю, мое имя после меня будет счастливее меня»

Н.В. Гоголь

 

ГогольГоголь прожил недолгую, но очень трудную жизнь. Он хорошо видел беды и несчастья своего народа и пытливо вглядывался в будущее. Он был убежден, что Россия «в дороге».

«Русь! Русь! – писал он, – вижу тебя, из моего чудного, прекрасного далека тебя вижу: бедно, разбросанно и неприютно в тебе… Но какая же непостижимая, тайная сила влечет к тебе?..»

С необычайным патриотическим воодушевлением говорит он о безбрежных просторах России, о ее чарующей природе, о ее песне, о «живом бойком уме» русского человека, о «замашистом» и метком русском слове.

«Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства.»

Гоголь хотел видеть русский народ свободным и счастливым, верил в великое будущее своей Родины. Удивительно, но являясь украинцем, он своей родиной всегда считал Россию. Именно любовь к России служила главным источников его творческого вдохновения.

Своим главным оружием Гоголь считал смех. «Смех – великое дело, – писал Гоголь, – он не отнимает ни жизни, ни имения, но перед ним виновный – как связанный заяц».

Но именно у Гоголя впервые смех зазвучал затаенной скорбью. Это был «смех сквозь слезы». «Скучно на этом свете, господа!»

Имя молодого писателя Н.В. Гоголя стало широко известным в 1831-1832 гг., после выхода его книги «Вечера на хуторе близ Диканьки». Это было совершенно новым явлением в русской литературе. Со страницы книги повеяло дыханием подлинно народной жизни.

Книга основана на украинском народном творчестве, народных поверьях, сказках, песнях, а также личных воспоминаний Гоголя об Украине. Мрачное настроение перемежается с добродушным юмором и безудержным весельем, а реальная жизнь с фантастическим вымыслом.

Еще большее признание принесла его новая книга «Миргород». Появились новые черты замечательного таланта писателя. В изображении тихой и спокойной жизни старосветских помещиков, наполненной трогательными заботами друг о друге и мелкими хозяйственными хлопотами, жизни пустой и бессодержательной, смех Гоголя оказался грустным. Но еще грустнее оказалась повесть «Шинель» – гуманный протест против социальной несправедливости, в защиту «маленького человека».

Подлинным шедевром явилась комедия «Ревизор». Власти губернского города принимают проходимца за важную персону, приехавшую проверять их работу. Чиновники направо и налево дают ему взятки и радуются тому, что обманули ревизора. Но в знаменитой немой сцене, когда сообщают о приезде настоящего ревизора, то получилась потрясающая картина. Все вместе и каждый в отдельности предстают перед зрителем как пойманная на месте преступления шайка воров и казнокрадов, над которой великий писатель учинил публичную казнь смехом. Театры были забиты до отказа. Гоголя обвинили в клевете на государственную власть, угрожали Сибирью и кандалами. В ту пору многие градоначальники, уязвленные комедией, подали в отставку.

Однако, еще большую силу сатира Гоголя приобрела в поэме «Мертвые души». Хищник-приобретатель Павел Иванович Чичиков, помещики Манилов и Собакевич, Ноздрев и Плюшкин, «дубиноголовая» Коробочка – все они страшны в своей человеческой подлости и пошлости.

А.И. Герцен писал: – «можно было сойти с ума при виде этого зверинца из дворян и чиновников, которые слоняются в глубочайшем мраке, покупают и продают «мертвые души» крестьян».

Под «мертвыми душами» разумелось нечто большее, чем то, что составляло предмет купли-продажи у Чичикова и помещиков. Само заглавие поэмы таило страшное для всего крепостнического строя обобщение и носило в себе, по выражению Герцена, «что-то, наводящее ужас».

Цензура потребовала изменить заглавие книги. Теперь оно звучало так: «Похождение Чичикова, или мертвые души». По мнению цензоров, такое название должно было придать похождениям Чичикова авантюрно-приключенческий характер и приглушить острое сатирическое жало гоголевского смеха. Но это не могло никого обмануть…

Не найдя положительных героев в современной ему действительности, Гоголь нашел их в истории героической борьбы украинского народа за национальную независимость. В повести «Тарас Бульба» перед нами проходят герои Запорожской Сечи – люди богатырского склада, преданные идеям вольности, проникнутые любовью к русской земле и ненавистью к ее врагам.

«Тарас Бульба» – свидетельство поразительного многообразия гоголевского чтения. Ни один писатель мира не совмещал в своем творчестве столь разнохарактерные художественные краски в изображении сатирических и героических образов.

Историческая заслуга Гоголя, по определению В.Г. Белинского состояла в том, что он «первый взглянул смело и прямо на русскую действительность». Своеобразие его сатиры определялось тем, что она была направлена против «общего порядка вещей», а не на обсуждение отдельных дурных личностей.

Последние годы жизни писателя отмечены многими печальными обстоятельствами. Были допущены ошибки в мировоззрении. Во многом этому способствовала безвременная гибель А.С. Пушкина, которого Гоголь безгранично любил и так и не смог оправиться от этого потрясения. Но ошибки последних лет нисколько не колеблют значение совершенного им литературного подвига.

Незадолго до смерти Гоголь писал: «Знаю, что мое имя после меня будет счастливее меня». И он оказался провидцем.

Похороны Гоголя вылились в волнующую манифестацию всенародной любви к великому писателю. Все передовая Россия в глубокой печали склонила головы над прахом гениального сатирика.

Сатирическая школа Гоголя до сих пор остается непревзойденной школой мастерства, мимо которой не сможет пройти ни один современный художник слова. Смех Гоголя и сегодня не утратил своего обаяния и боевой силы.

 

Эдуард Карибджанян,

преподаватель-филолог

Загрузка...

Предыдущая запись

Следующая запись

Оставьте комментарий